Советник президента Сергей Глазьев должен представить межведомственной комиссии СБ РФ доклад о дополнительных мерах по преодолению экономических санкций против РФ. В проекте доклада есть рецепты, которые удовлетворят самого рьяного сторонника экономического суверенитета РФ


Глазьев: Нужно отвязать рубль от доллара и евро

На сегодняшний день текст — наиболее целостный программный доклад сторонников «модернизационного рывка» мобилизационного типа из кругов, близких к Отделению общественных наук РАН. Задача документа — представить «в дополнение к принятым правительством» мерам по обеспечению 5-процентного роста ВВП программу действий власти по увеличению долгосрочной конкурентоспособности экономики РФ. Программу, предупреждает Сергей Глазьев, следует реализовать в течение следующих пяти лет, то есть до 2020 года.

Так, со ссылкой на нобелиатов 2009 года Элинор Острем и Оливера Уильямсона (работы по управлению коллективными правами) предлагается стимулировать создание в РФ «народных предприятий» (до 10 процентов от общего числа в экономике) и организации в остальных секторах «советов работников, научно-инженерных советов, советов управляющих» наряду с собственниками. Это роднит проект с разработками «ускорения научно-технологического прогресса СССР» в 80-х.

Идеи Сергея Глазьева разбиты на шесть блоков. Первый — «Переход к суверенной денежно-кредитной политике» (ДКП). Эти идеи предполагают открытое манипулирование («системное управление») ДКП по всем параметрам — от ставок до валютной позиции банковской системы. Так, программа предполагает рефинансирование ЦБ по ставке 2 процента, выдачу «целевых» кредитов промышленности на один-пять лет не менее, чем на 3 триллиона рублей (конечная ставка для компаний — 4 процента), кредиты под 1 процент годовых институтам развития — на не менее, чем 2 триллиона рублей, рефинансирование ЦБ через ВЭБ компаний и банков — на 5 триллионов рублей. и по госпрограмме импортозамещения — на не менее 3 триллионов.

Раздел «Стабилизация курса рубля, прекращение утечки капитала, дедолларизация экономики» содержит набор мер по «остановке спекулятивного вихря на валютном рынке. Де-факто это предложение жесткого валютного контроля («запрет на покупку валюты юридическими лицами без оснований совершения платежных операций») с рядом инноваций. Так, предполагается «временный налог (резервирование средств)» на конвертационные операции и трансграничные платежи. Глазьев также предлагает не только «введение обязательной продажи валютной выручки», но и «законодательное запрещение займов нефинансовых организаций» в валюте в принципе. Еще одна идея — «введение контроля за трансграничными операциями капитального характера посредством открытого лицензирования», а также требование «аргументированного обоснования» экспорта капитала с позиции «пользы» его для экономики РФ.

Раздел «Стабилизация цен» (очевидно, необходимый после реализации двух предыдущих) требует в первую очередь «временного замораживания цен на товары ежедневного потребительского спроса»; установления предельной «маржи торговой системы» 25 процентов между «ценой производителя» и розничной ценой; права для ФАС при колебании цены резко «возвращать ее на прежний уровень» (видимо, административными распоряжениями).

Первый зампредседателя комитета Госдумы по экономической политике Михаил Емельянов рассказал радиостанции «Говорит Москва», что в целом поддерживает этот экономический план, но с рядом уточнений.

«Я предлагаю решить те же задачи, но другими путями. Что касается ограничений продажи валюты, то я давно вносил законопроект о том, чтобы ввести обязательную продажу валютной выручки экспортерам и более жёстко контролировать валютные позиции в банках», — сообщил Емельянов.

А вот вместо замораживания роста цен депутат предлагает установить допустимые пределы торговой наценки. «Здесь, видимо, более продуктивен не просто административный контроль, может возникнуть дефицит, а установление определенной торговой наценки от производителя до конечного потребителя, ну, не более 15-20 процентов на продукты первой необходимости. Это может быть более эффективная мера», — уверен Емельянов.