Юрий Григорьевич Петраш, почетный гражданин Обнинска, доктор философских наук, профессор – один из немногих профессиональных исламоведов в России. Эту религию он изучает около полувека. Сам Петраш по мировоззрению атеист, своих убеждений не скрывает. По его мнению, люди очень мало знают об исламе, и народ необходимо просвещать по поводу этой религии. Мы попросили Юрия Григорьевича ответить на несколько вопросов.

----------------------<cut>----------------------

Что несет ислам?

— Есть такое понятие, как «исламский терроризм». При этом ничего не слышно о христианском, буддистском или, например, зороастристском терроризме. Как Вы думаете, почему?

— Скажу как человек, изучающий ислам многие годы, что это очень агрессивная религия. В переводе с арабского ислам означает «покорность, преданность». Имеется в виду то, что последователь ислама обязан выражать истовую покорность Аллаху. Перевод этого имени с арабского простой – «божество». Корни исламской воинственности уходят очень глубоко в историю. Эта религия возникла в VII веке в западной части Аравийского полуострова, в области Хиджаз. Ее первые апологеты – торговая знать Мекки, которая кровно была заинтересована в собирании разрозненных арабских племен в единое целое – чем больше народа, тем лучше идет торговля. В те времена политика и идеология еще не сложились как формы общественного сознания. Поэтому процесс объединения арабских племен в единое государство происходил под религиозной оболочкой. Таковы были социально-экономические предпосылки возникновения ислама. А идеологические основы религии нынешнее мусульманское духовенство тщательно скрывает. По своей же идеологии ислам до сих пор соответствует раннефеодальному мировоззрению, эта религия базируется на идее избранности, правильности веры в Аллаха. Кто не с нами – тот против нас. Людей, исповедовавших другие веры, стали называть «кафирами», то есть «неверными». Что с ними делать? Либо обратить в «правильную веру», либо уничтожить. Отсюда и войны. Первой войной во имя Аллаха было столкновение двух торговых центров Аравии – Мекки и Медины. Обычная борьба за лидерство. По преданию, в войне на стороне Мекки участвовал сам Мухаммед и победил. И его популярность резко возросла, значит Аллах помогает мекканцам. Вскоре был завоеван весь Аравийский полуостров. Аппетит же приходит во время еды, и Арабский Халифат поглотил Ирак, Переднюю Азию, Северную Африку и Пиренейский полуостров, где сейчас находится современная Испания. Несколько столетий потребовалась на то, чтобы вытеснить силой оружия арабов из Испании. А в последние 20-30 лет ислам активизировался. И главную причину этого я вижу в том, что цивилизованные страны во многом сами спровоцировали мусульман на агрессивное поведение. Это и война СССР в Афганистане, и война США против Ирака. Произошли и так называемые контртеррористические операции в Чечне. Упрощенно говоря, действие порождает противодействие. И, как следствие, кровавые теракты в Нью-Йорке и Москве. Их совершили мусульмане.


— Неужели до сих пор мусульмане считают необходимым обращать «неверных» в ислам?

— С VII века до середины XIX столетия Средний Восток так и сидел в трясине раннефеодальной идеологии. А когда европейский капитализм стал проникать в страны ислама, в религии появилась тенденция модернизма. Среди мусульман стали раздаваться голоса о том, что Коран не соответствует окружающей действительности и ему на смену должен прийти реконструированный текст, приспособленный к буржуазным отношениям. Особенно популярным исламский модернизм был в Египте. Но духовная власть задавила свободомыслие, и современный ислам мировоззренчески практически ничем не отличается от того, каким он был более тысячи лет назад.

— Можно ли говорить о том, что современный ислам угрожает цивилизованному миру?

— Я считаю, что угрожает. Даже написал серьезное письмо в ООН с предложением усмирить эту воинственную религию. По моему мнению, надо разъяснять агрессивную идеологию Корана и ослаблять агрессивную сущность раннефеодальной идеологии. Но мне ничего не ответили. А это серьезное упущение и мировой, и российской политики. Я обращался к российскому руководству. Но из аппарата правительства мне ответили, что вопрос требует изучения и консультаций. Странная позиция. Нужно, так консультируйтесь. Я исламовед и изучил эту религию досконально, могу все пояснить и объяснить. Единственный из мировых лидеров, кто действенно отреагировал на мои предложения, бывший президент Франции Жискар д’Эстен.

— Вы и к нему обращались?

— Да. Я несколько раз лично бывал во Франции. И еще 12 лет назад сказал братьям-французам: «Париж хороший город, но мало в нем французов». На улицах города сплошные хиджабы. Я тогда пошел в турецкий анклав Парижа поговорить с мигрантами. И почувствовал, что они очень недовольны, настроены воинственно. Спрашиваю у одного: «У тебя какое образование?». Оказывается, школу при мечети окончил, а в Париже моет тротуары шампунем. Так я ему говорю: «А ты хочешь, чтобы тебя ректором университета поставили? Твоя работа соответствует уровню образования. Ты благодарить французов должен и радоваться тому, что живешь в прекрасном европейском городе, мировой столице культуры». Когда я вернулся в Обнинск, написал французскому президенту письмо. Я ему посоветовал, что нужно делать дружественной Франции в борьбе против наступления ислама: вести широкую разъяснительную работу, объяснять агрессивную сущность этой религии, прекратить доступ мусульман на территорию Франции, а недовольных – депортировать, и везде запретить мусульманскую символику. Прошло несколько месяцев и Жискар д’Эстен запретил некоторые исламские символы во Франции.

— Каковы Ваши предложения для России?

— Прежде всего, прекратить активную пропаганду православия. У нас по Конституции светское государство. А на телевидении обилие религиозных программ, прямые трансляции праздничных служб. Государство потакает православию, а это вызывает в свою очередь раздражение у мусульман, живущих в России. У некоторых раздражение перерастает в агрессию. Повторюсь, на всякое действие находится противодействие. И самый главный рецепт, как успокоить мусульман – надо прекратить государственную поддержку православия. Все религии должны быть равноудалены от государства. Замечу, что фон становится крайне неблагоприятным для коренного населения Центра России. Я часто разговариваю с мусульманами, приехавшими на работу в Обнинск. И чувствую, они набирают все больше уверенности. И не хотелось, чтобы их уверенность дошла до критического уровня.

— В России есть традиционные места, где исповедуют ислам, Татарстан, например. И что делать? Запретить религию?

— Я этого никогда не предлагал и не стану предлагать. Запрещение – это абсурд. Нужно не силой действовать, а интеллектом. Необходимо влиять на массовое сознание правдой об исламе. Давайте открывать глаза на религию! Бога вообще нет!

— На Ваш взгляд, большая война между христианским миром и Востоком неизбежна?

— Я думаю, обойдется локальными столкновениями. Мусульманский мир не способен вести масштабные военные действия. Он не может противостоять вооруженной до зубов современной цивилизации. И на Востоке это прекрасно осознают. Поэтому и действуют путем террористических атак.

— Как Вы относитесь к фильму «Невинность мусульман»?

— Я считаю, что зубоскальством заниматься нельзя. Всегда надо быть толерантными, проявлять уважение к чувствам верующих. Но и не поступаться при этом принципами. Сжигание Корана, поджог мечетей, рисование карикатур на Мухаммеда – это неверно. Цивилизация должна бороться с религией не с факелами в руках и не с револьверами, а убеждением, словом. Я против зубоскальства. Так вызывается обратная реакция у верующего человека, он становится озлобленным и агрессивным. Сколько невинных людей погибло из-за протестов по поводу этого фильма! Ни в коем случае нельзя издеваться над верующими, с ними нужно действовать только интеллектом, только убеждением!

— Вам самому удалось кого-нибудь перековать?

— Да, в моем активе сотни, а может быть тысячи переубежденных в духе научного атеизма, что свидетельствует об эффекте умелого воздействия на сознание прежних верующих.

Петр Фокин