ФСИН Самары.

Халатность или злой умысел?

Почему и зачем распространяют туберкулёз по области!?

Занимаясь правозащитной деятельностью, пришлось столкнуться со следующим явлением. Самарская область, десятки тысяч отбывающих наказание в местах лишения свободы на территории области, по ту сторону забора, оплетённого колючей проволокой. Наверное, это и хорошо, что лица, социально опасные для общества, изолированы от него. Это правильно, и в этом есть смысл. Но, выражаясь языком ныне усопшего В.С.Черномырдина, хочется сказать: «Хотели как лучше, а получилось – как всегда!». Система ФСИН, наглухо закрыта от общества и ни кому неподотчётна – де-факто. Хотя, де – юре, её контролируют многие, и даже общественность. На самом деле, так повелось, что десятки лет, все эти контролирующие структуры принимают сторону системы, лишь изредка, указывая на её мелкие недостатки, не замечая тех серьёзных пороков, которые бурлят в её недрах. Почему? Это тема отдельного разговора.   Я же остановлюсь, на вполне конкретной, больной и острой для общества, проблеме тех мест. Туберкулёз – заболевание опасное, страшное и быстро распространяющиеся. После развала Союза и развала отлаженного механизма выявления и предотвращения распространения этой «чумы» - наступил хаос. В стране уже миллионы БОМЖЕЙ, людей абсолютно не подконтрольных, а значит и ни как не излечиваемых. У них масса разных заболеваний, в том числе и туберкулёз. Часто, такие люди попадают в места лишения свободы, а там то и происходит самое страшное. Не всегда в этих местах отделяют здоровых, от больных, в силу многих причин. Чаще всего, это из-за отношения органов к контингенту. Пишу контингенту, потому - что, для системы, это уже не люди, это – контингент, а значит, человеческие эмоции и отношения уходят на второй план. Ну а далее, в силу вступают интересы корпорации, то бишь системы. Медицинская служба ФСИН, это тоже отдельная тема для разговора. Говорится об этом давно и много, давно так же известно о сращивание её с системой. Во главу угла медики от системы ставят не профессиональные приоритеты, а интересы ведомства. Начальник управления или учреждения, одним словом, или росчерком пера, может свести на нет, все под туги медиков. Вот и стали они карманными у системы ФСИН. Ведь от системы зависят: карьера, получение жилья, зарплата, льготы, и многое другое. И именно в угоду системе и оперативным соображениям уходят на задний план медицинские параметры и требования, в отношение тех, или иных осужденных. Людей, а мы считаем, не смотря на их статус осужденных, всё-таки людей, а значит граждан нашей страны, могут содержать вместе, как здоровых, так и больных. Могут не назначать и не проводить медицинских обследований и лечения. Если, администрация считает нужным, что бы для достижения необходимого результата, больной осужденный, или подследственный мучился, значит, будет мучиться! Всё это будет происходить до тех пор, пока несчастный «не созреет» и не примет все условия выдвинутые ему. Например, дать признательные показания, вступить в актив, не жаловаться, а проще говоря, перестать быть человеком, а значит – личностью. Превратившись в серую биомассу, осужденный может рассчитывать хоть на какую- то помощь, в том числе и медицинскую. Оперативные сотрудники дадут отмашку медикам, а те начнут выполнять свои функции. Если же заключённый не хочет стать быдлом и недочеловеком, будет гнить и мучиться. Многие, читающие эти строки, подумают, что сгущаю краски. Ведь по отчётности ФСИН, все сыты, довольны, вылечены и живут «как у Христа за пазухой». И по бумагам, это действительно так, известно, что она, бедная – всё стерпит. Ну а круговая порука в системе и структурах надзирающих за ней, не даст правде просочиться наружу. Обывателю же, будут доказывать, что страшные воры, убийцы, насильники и прочий сброд, выторговывают себе так поблажки, а значит – ату их! Но хочется напомнить, уважаемый читатель, что там находятся тоже люди! Настоящих же извергов, среди них, не так уж и много. В основном, если это убийцы, то на бытовой почве, если воры, то по мелочи. Рыба же покрупнее, находится в других апартаментах, под домашним арестом, с домашними пирожками и даже педикюром. Я не обеляю этих людей, за поступки нужно отвечать! Но есть ЗАКОН и именно он определяет меру ответственности. Приговорённый к нескольким годам колонии, это не приговорённый к медленной смерти и пыткам, к рабскому труду и к скотскому сущесвованию. Это – человек, гражданин, член нашего общества, хотя и ограниченный в некоторых правах. Но система делает всё, что бы он не был гражданином и перестал быть человеком! Мы же, впоследствии, встречаем здесь экземпляр, который плюёт на нормы морали, права и несёт в наш мир жестокость, цинизм, бесчеловечность. И мы же, потом, удивляемся – откуда это берётся в нашей среде? Но самое страшное, что сюда с ними приходят и физические болячки, болезни, которые культивировали в тех стенах.   Да-да, именно культивировали! Людей здоровых и больных содержат вместе, лечить не лечат, не обследуют, либо создают видимость этого. И всё это, как правило, в тех местах!   Примером тому может служить Самарский регион. Осужденных больных туберкулёзом, если им удаётся добиться этого, а добиваются этого только особо упорные и их меньшинство, вывозят в специализированные, так называемые лечебные учреждения. Ну а остальные больные продолжают находиться среди потенциальных жертв. Ну а кто попал в эти учреждения, ещё не факт, что будет числиться больным, будет обследован или получит лечение. Ведь он добивался этого, а значит шёл против системы и её негласных порядков, и именно поэтому будет причислен к осужденным отрицательной направленности, а ни как не к людям, отстаивающим свои права. Исходя из этого, и что бы ни повадно было другим оставаться людьми, такого осужденного под любым надуманным предлогом, ведь проверить правомерность этого не возможно, поместят в ШИЗО (штрафной изолятор), продержат там пару недель и отправят обратно в свою колонию. В лучшем случае, ему сделают флюрографию. Вернувшись в колонию, больной осужденный начинает писать жалобы на неоказание медицинского освидетельствования и лечения. В ответ получает отписки, из которых следует, что получил всё в полном объёме, с описанием процедур и цикла лечения, а так же с заключениями специалистов. Вывод, лечение получил и почти – здоров! Ну а все последующие проверки по данному факту будут опираться на данный ответ и ни кто не удосужится провести настоящую проверку. Ни кто не осмотрит больного, не проверит, а были ли необходимые медикаменты на тот момент в лечебном учреждение, была ли необходимая аппаратура и оборудование, для такого освидетельствования и постановки диагноза. А самое интересное, что в медицинских бумагах стоят подписи медицинских специалистов, которых попросту нет в данном учреждение, а вот подписи их есть. Не составит труда, так же проверить, а вывозился ли данный осужденный для освидетельствования куда-то из этих стен, или – нет! Вывод же напрашивается сам собой: специалистов нет, оборудования нет, нет медикаментов, как же был вылечен и стал здоровым больной? Ведь система слишком материальна, что бы излечился он святым духом. А ведь на него ещё списали и деньги, причём не малые.   И вот, якобы излеченный ЗЕК, досиживает свой срок, заражая своих сотоварищей, которые ходят на свидания к родственникам, передавая болезнь им, как эстафетную палочку. Потом, и сам он выходит из тех стен, оказывается в нашем мире, живёт среди нас, посещает общественные места, планомерно разнося эту заразу среди нас. Вопрос: кому и зачем это надо? Почему ФСИН Самарской области, хотя и в других областях России с этим не лучше, делает это? Почему заражают наших сограждан, нас с вами?   Пишу сейчас не в защиту тех,кто испытывает это на себе и невольно заражает нас. Я, хочу, люди, что бы Вы поняли, что это за система – ФСИН, которая нацелена на уничтожение не только тех, кого суд к этому не приговаривал, но направил к ним, но и на уничтожение нас с Вами!   Что бы ни быть голословным, привожу в пример несколько фамилий осужденных, с которыми это происходило и которые могут подтвердить это, хотя таких на самом деле гораздо больше. Осужденные: Ефремов И.А. 1965 г.р., Солодин В.В. 1977 г.р., Железняков Д.С.1981 г.р. Стоит только провести проверку, именно провести, а не переписывать результаты предыдущих проверок, как тут же всё встанет на свои места.
Опасные эксперименты проводит ФСИН над своим народом!

Эксперт движения «За права человека», координатор проекта «Комитет родственников осужденных».

Ачапкин Сергей Петрович.
29 сентября 2013 г.