По сумме госдолга, естественно, лидирует Москва. С учетом внешних заимствований задолженность столицы составляет 194,3 млн. рублей. Однако это лишь около 18% от дохода города. А вот долги Северной Осетии и Мордовии давно превысили объем годовых поступлений в республиканские бюджеты. Близки к 100% годовых доходов заимствования Саратовской, Костромской и Астраханской областей. Не слишком хорошо дела обстоят на Алтае, в республике Марий Эл, в Чечне, в Карачаево-Черкессии, а также в Рязанской и Волгоградской областях. Даже такой не бедный регион, как Татария, имеет задолженность, близкую к 90% годового республиканского бюджета.

Степашин: общий долг регионов увеличился до 1,4 трлн рублей 60 процентов регионов ни когда не возратят свои долги.

Проблема банкротства российских регионов не нова. Более десяти лет назад в арбитражный суд Московской области поступило заявление некой кипрской компании в связи с неуплатой областью долгов по облигациям. Правда, до рассмотрения дела по существу не дошло – истец отказался от своего требования. С тех пор в российские арбитражные суды периодически поступают заявления о банкротстве регионов и муниципальных образований. Насколько мне известно, все они прекращаются по формальным основаниям.

Судей можно понять – подобная процедура в отечественном законодательстве не определена. Согласно Закону о банкротстве, его действие распространяется только на юридические лица. Гражданский кодекс РФ прямо говорит, что под действие закона не попадают казенные предприятия и учреждения (там еще прописаны политические партии и религиозные организации). Территориальные образования в России, как правило, вообще не являются юридическими лицами. Администрации этих образований могут быть юридическими лицами либо учреждениями. Во втором случае они не попадают под закон о банкротстве, а в первом истец может рассчитывать разве что на мебель и «канцелярку». Здания управ и земля под ними обычно находятся в государственной собственности.

Так что термин «банкротство региона» юридического смысла не имеет. Это действие может быть только «государственно-политическим». Еще в конце 2001 годаБелла Златкис, занимавшая тогда пост заместителя министра финансов РФ, сообщила, что по отношению к семи субъектам Российской Федерации можно говорить о банкротстве. Формально это выглядело как перевод исполнения региональных бюджетов на федеральный уровень. Впрочем, следов этой инициативы Минфина найти не удалось.

Получается, что федеральные власти попросту закрывают глаза на финансовое состояние регионов. Контролируемые государством банки продолжают кредитовать проблемные территории. На всю Россию имеется только один регион без долгов – это Ненецкий автономный округ. Оказывается, вот каков отечественный идеал: регион без людей (в округе живет чуть больше 42-х тысяч человек), но зато с запасами газа или нефти. А вот регионы заселенные власти только хлопоты создают. Посочувствуем режиму

В России сложилась очень непростая ситуация с возвратом кредитов, которая в дальнейшем может только ухудшаться. Так, с начала года по май число исполнительных производств о взыскании задолженности с граждан в пользу кредитных организаций выросло более чем в три раза - с 80920 до 256534. Об этом сообщили в Федеральной службе судебных приставов.


Жадность и беспечность российских граждан, а также банков, уже летом 2013 года могут привести к финансовому кризису. Такой тревожный вывод сделали специалисты одного из крупнейших бюро кредитных историй "Эквифакс Кредит Сервисиз".

Если спецы из Единой россии спишут долги регионов, где правят их гаутляйтеры-губернаторы.То почему бы не списать долги граждан россии.