Как уборщица засудила Исторический архив Омской области

Истица более 10 лет работала уборщицей в бюджетном учреждении, но после прихода нового завхоза к ней стали часто предъявляться претензии, итогом которых стало ее увольнение. По мнению уборщицы, оно было незаконным, так как совершено по дискриминационным мотивам. С ее слов, конфликт произошел после того, как она потребовала от заведующей выдать моющие средства. Вскоре была создана комиссия по определению качества ее работы, которая составила 3 акта о ненадлежащем исполнении ею уборки помещений. Истица указала, что не согласна с этим, так как убирала помещения всегда добросовестно. Просила отменить приказы о привлечении ее к дисциплинарной ответственности и приказ об увольнении, восстановить на работе в прежней должности, взыскать среднюю зарплату за время вынужденного прогула и денежную компенсацию морального вреда.

Несмотря на то, что все процедуры в отношении истицы были формально соблюдены, суд признал, что фактически ее привлечение к дисциплинарной ответственности и увольнение были необоснованными, так как ее должностная инструкция содержит ряд неопределенных обязанностей, при этом действия работодателя носили дискриминационный характер и были направлены на увольнение уборщицы по п. 5 ст. 81 ТК РФ (неоднократное неисполнение без уважительных причин трудовых обязанностей при наличии дисциплинарного взыскания). Дискриминационными действиями суд посчитал создание комиссии по проверке качества уборки, которая, по сути, должна была проверять работу всех уборщиков служебных помещений, однако сведений о том, что проверялись все уборщики, а не только истица, представлено не было. Создание комиссии подтверждалось приказом работодателя.

В то же время, виновных действий по ненадлежащему исполнению должностных обязанностей суд не установил, она проводила уборку на закрепленной за ней территории согласно графику и по мере своих возможностей. Все выявленные комиссией нарушения могли быть устранены самим работником, а взыскания не соответствовали тяжести этих нарушений (частичные загрязнения в трудно доступных местах). От исправления недостатков истица не отказывалась, указав это в объяснительной. Все ее требования были удовлетворены судом первой инстанции и поддержаны при рассмотрении апелляционной жалобы ответчика (Апелляционное определение Омского областного суда от 26.05.2016 по делу N 33-4593/2016).

Как студентка взыскала 100 000 рублей за отказ в учебном отпуске

Истица обратилась с иском к ООО «Территория Права» о компенсации морального вреда в сумме 150 000 рублей, взыскании материального ущерба в сумме 6 500 рублей и возмещении расходов по оплате услуг представителя в сумме 10 000 рублей в связи с отказом в предоставлении учебных отпусков. Для прохождения промежуточной аттестации в ВУЗе истица вынужденно воспользовалась ежегодным оплачиваемым отпуском, затем она обратилась с письменным заявлением о предоставлении учебного отпуска, которое было зарегистрировано в книге входящей корреспонденции. После предоставления учебного отпуска, замдиректора сказала истице: «Отказать, конечно, в предоставлении учебного отпуска мы по закону тебе не вправе, поскольку заявление зарегистрировано, но директор это просто так не проглотит и выплаченные за учебный отпуск деньги любыми способами с тебя взыщем».

После возвращения истицы из отпуска работодатель стал создавать психотравмирующую обстановку на ее рабочем месте: изымал без спроса документы, перекрывал доступ к компьютеру, давал поручения, исполнение которых возможно только при наличии доступа к

компьютеру. В результате длительного психологического давления со стороны руководителя, настроившего против истицы трудовой коллектив, она испытывала физические и нравственные страдания, повлекшие длительное лечение, несение расходов на приобретение медицинских препаратов. Указанные обстоятельства подтверждены в суде показаниями свидетеля, а также аудиозаписью общего собрания работников, на котором директор призывала не обращаться к ней по поводу учебных отпусков, как это сделала истица, несмотря на устную договоренность с ней. Это подтолкнуло суд к выводу, что со стороны ответчика имеет место дискриминация в сфере труда в отношении истицы, поскольку она была ограничена в трудовых правах и свободах, лишена возможности трудиться в соответствии с условиями трудового договора, в зависимости от обстоятельств, которые не связаны с ее деловыми качествами. Все требования истицы были удовлетворены, размер компенсации морального вреда снижен до 100 000 рублей (Апелляционное определение Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 21.03.2016 по делу N 33-730/2016).

Как специалист по кадрам оспорила снижение зарплаты

Работодатель после реорганизации (слияние с другой фирмой) внес изменения в штатное расписание. В отношении истицы изменения заключались в уменьшении круга должностных обязанностей при сохранении прежней трудовой функции и соразмерном уменьшении размера должностного оклада. Ознакомившись с уведомлением, истица указала о несогласии продолжить работу в новых условиях и была уволена на основании п. 7 ч. 1 ст. 77 ТК РФ (отказ работника от продолжения работы в связи с изменением определенных сторонами условий трудового договора). В иске просила признать незаконным увольнение, отменить приказ об увольнении, восстановить ее на работе, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула по день восстановления на работе, взыскать компенсацию морального вреда, взыскать расходы на оплату услуг представителя.

Истица считала, что ответчиком не представлено доказательств, что изменение условий трудового договора обусловлено изменением организационных или технологических условий труда. Фактически, предложенное для подписания ей Дополнительное соглашение не изменяет трудовую функцию и должностные обязанности, но уменьшает размер заработной платы в два раза. Кроме того, работодателем нарушена процедура увольнения, поскольку не предложены вакантные должности. Предложение об изменении трудовой функции сопровождалось давлением в виде докладных записок, требований об объяснениях и желанием под надуманным предлогом прекратить трудовые отношения.

Суд первой инстанции отказал в иске, но вышестоящий суд с такими выводами не согласился, так как доказательств наличия причин, влекущих изменение организационных или технологических условий труда, ответчиком представлено не было. Сам по себе факт структурной реорганизации подразделений, с передачей функций одного из них другому (а именно, некоторых обязанностей отдела развития персонала, где работала истица, присоединившейся организации) не может быть расценен как изменение организационных или технологических условий труда. Также суд обратил внимание, что значительное снижение оплаты труда (в два раза) коснулось только истицы, что нарушало ст. 3 ТК РФ о запрете дискриминации, а сведений о снижении заработка иным сотрудникам материалы дела не содержат (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.11.2015 по делу N 33-41689/2015).

Как металлург «выбил» надбавку, не вступая в профсоюз

Истцу за долговременный труд на предприятиях Трубной металлургической компании ежегодно выплачивалось вознаграждение за выслугу лет, но в выплате за 2014 г. ему было отказано, так как он не является членом профсоюзной организации. Такое условие было указано в Положении о выплате вознаграждения за выслугу лет в 2014 году. Истец заявил требование выплатить ему положенную сумму в суде, но ответчик указал на пропуск срока обращения в суд по ст. 392 ТК РФ, а также на то, что вознаграждение за выслугу лет является добровольной, а не обязательной выплатой, поэтому порядок ее начисления определяется работодателем. Суд первой инстанции в иске отказал. При рассмотрении апелляционной жалобы истца суд указал, что никто не может быть ограничен в трудовых правах и свободах или получать какие-либо преимущества в зависимости от принадлежности или непринадлежности к общественным объединениям, к которым относятся и профессиональные союзы.

Доводы ответчика о том, что это право работодателя принимать локальный акт (Положение) и определять его содержание по своему усмотрению, суд отверг, указав, что в силу ст. 8 ТК РФ содержание акта не может нарушать прав работников, гарантированных законом. Также вышестоящий суд посчитал не доказанным, что спорная выплата относится к материальной помощи или иной выплате, которая может производиться только работникам, являющимся членами профсоюза. Анализ Положений за прежние годы показал, что такого ограничения не было. Суд счел такое условие в Положении 2014 г. дискриминационным. Пропущенный на 5 дней срок обращения в суд по ст. 392 ТК РФ был восстановлен, так как пропущен по уважительным причинам (госпитализация), а требование истца — удовлетворено.

Как сварщик взыскал 10 000 рублей за отказ в приеме на работу

Зарегистрированный в качестве безработного истец был направлен службой занятости на собеседование в организацию на вакансия сварщика, но его кандидатура была отклонена в связи с нежеланием работодателя трудоустроить кандидата. В иске гражданин указал, что приведенная в отказе аргументация является необоснованной: она не связана с его деловыми качествами и является дискриминационной в отношении него, поскольку он имеет стаж работы сварщиком более года, ему присвоен 4-й разряд, есть удостоверение тракториста-машиниста (хоть и с истекшим сроком действия), что соответствует требованиям, предъявляемым к соискателю.

Суд установил соответствие должностной инструкции деловым качествам кандидата и его профессиональному стажу. Для этого суду потребовалось исследовать соответствие работников, которые были приняты вместо истца, предъявляемым требованиям. Выяснилось, что у одного из них не было необходимого стажа, а у другого также удостоверение тракториста-машиниста было с истекшим сроком действия. Учитывая сообщение ответчика о наличии вакансий в службу занятости, соответствие деловых качеств истца предъявляемому уровню квалификации и необходимому стажу, а также наличие в материалах дела письменного отказа в приеме на работу, суд признал факт нарушения трудовых прав истца дискриминационным отказом в приеме на работу (нарушение ст. 3, 64 ТК РФ). Суд удовлетворил иск в части признания отказа ответчика в приеме на работе незаконным, взыскав в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 10 000 рублей (Апелляционное определение Омского областного суда от 01.07.2015 по делу N 33-4028/2015).

Источник