Пересчет валютной ипотеки – «подрывная» практика

Валютные заемщики, наиболее пострадавшая часть экономически активного населения, уже не ждет содействия от государства и все чаще прибегает к судебным способам защиты своих прав. Наибольшего успеха в этом добилась многодетная заемщица из г. Сочи, взявшая в докризисный период 1 миллион евро в кредит, а затем потерявшая работу. Суды первой и апелляционной инстанций не только обязали банк удовлетворить ее требования о перерасчете основного долга и процентов за пользование кредитом по курсу евро, действующему на дату выдачи кредита (июль 2013 г.), но также признали недействительными договоры залога имущества, которые были заключены в обеспечение кредита.

Эти решения вызвали бурное обсуждение проблемы на различных уровнях, в том числе в СМИ, а в Верховный суд РФ поступила не только кассационная жалоба от банка, выдавшего кредит, но и официальное письмо на имя Председателя ВС РФ от Ассоциации российских банков, которая предупреждает о подрывном характере такой судебной практики. Несмотря на напряженное ожидание, Определением ВС РФ по данному делу точка в нем поставлена не была. Дело направлено в суд первой инстанции на новое рассмотрение, при этом Верховный суд дал ряд важных разъяснений, которые будет необходимо учесть при разрешении спора (см. Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 18-КГ16-102).

Когда изменение обстоятельств признается существенным?

Требования заемщика об изменении кредитного договора в связи с существенным изменением обстоятельств основаны на нормах ст. 451 ГК РФ. В частности, в п.2 ст. 451 ГК РФ перечислены условия, при одновременном наличии которых изменение обстоятельств признается существенным:

  • изменения были непредвиденными;
  • изменения не могли быть преодолены заемщиком при той степени заботливости и осмотрительности, какая требовалась по характеру договора;
  • исполнение договора на прежних условиях повлекло бы нарушение баланса имущественных интересов сторон и такой ущерб для заемщика, что он в значительной степени утратил бы то, на что был вправе рассчитывать при заключении договора;
  • из договора не следует, что риск изменения обстоятельств несет заемщик.

Что должны принять во внимание суды?

Верховный суд в своем определении указал не только на нарушения в применении указанных правил нижестоящими инстанциями, рассматривавшими данное дело, но и выявил ряд других серьезных недочетов при принятии решений судами, а именно:

  • суды не указали мотивы в решениях, по которым они пришли к выводам о том, что стороны не могли предвидеть повышение курса евро;
  • ошибочно сослались на увольнение по собственной инициативе как на свидетельство лишения истицы того, на что она вправе была рассчитывать при заключении договора;
  • фактически возложили на кредитора риск изменения курса валюты долга и риск изменения имущественного положения должника;
  • фактически заменили договор займа в иностранной валюте договором займа в рублях, но по ставке, предусмотренной для займа в иностранной валюте;
  • не исследовали вопрос о наличии либо отсутствии у должника иного дохода и имущества, реализация которого обеспечит исполнение обязательства.

Какие перспективы у заемщиков?

К настоящему времени для заемщиков-физлиц судебная практика по изменению условий кредитного договора или его расторжению на основании ст. 451 ГК РФ полностью отрицательная в следующих случаях:

  • значительное изменение курса иностранной валюты по отношению к российскому рублю (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 10.08.2016 по делу N 33-30723/2016);
  • приобретение заболевания или инвалидности (Апелляционное определение Пермского краевого суда от 16.05.2016 по делу N 33-5145/2016);
  • потеря работы (Апелляционное определение Ульяновского областного суда от 12.01.2016 по делу N 33-41/2016).

Предпринимателям или юрлицам удавалось признать в суде введение международных экономических санкций обстоятельством непреодолимой силы и расторгнуть договор только если они оказывают непосредственное влияние на возможность надлежащего исполнения лицом своего обязательства (например, если предметом заключенного договора является товар, запрещенный к ввозу или вывозу - апелляционное определение СК по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 08.04.2013 по делу N 33-1096). В соответствии со сложившейся судебной практикой падение курса национальной валюты и введение международных санкций не находятся в прямой причинно-следственной связи.

Источник